"Василий Ситников и его школа" в "Наших художниках". КОММЕРСАНТ WEEKEND, 22 Мая 2009

 

Эта выставка — первая ретроспектива художника Василия Ситникова (1915-1987), легендарного представителя московского андерграунда. Человек "со справкой", сумевший сохранить внутреннюю свободу не просто в условиях тоталитарного государства, но и в стенах сумасшедшего дома, создавший четкую систему преподавания и воспитавший десятки художников. То ли фавн, то ли юродивый, живший в окружении икон и матерившийся напропалую. Самоучка, отлично знавший историю искусства и нарочно писавший с грамматическими ошибками,— можно очень долго подбирать яркие характеристики этому художнику, но так и не добраться до его сути. В 1974 году Василий Ситников эмигрировал, в 1987-м скончался в США. Его наследие хранят ученики, например, художник Алена Кирцова, давшая на выставку "учебную" графику мастера, и немногие "посвященные" коллекционеры. Буквально два года назад его картины начали появляться на публичных аукционах. Для выставки в "Наших художниках" собирали работы из почти двух десятков российских и зарубежных коллекций.
Живописи и рисунку Василий Ситников не учился — он пытался поступить во ВХУТЕМАС, не попал, работал "фонарщиком" (показывал слайды) на лекциях в Суриковском училище; в довоенных работах Ситникова есть что-то от старых мастеров. В 1941 году, привлеченный забавным русским языком, подобрал фашистские листовки — был арестован, признан душевнобольным, сидел в психтюрьме в Казани. Выжил, в 1944 году вышел "со справкой", и вплоть до 1970-х его периодически направляли на принудительное лечение.
Писал Василий Ситников больше всего церкви и монастыри. Иногда в гротесковой, почти лубочной манере, он делал их "как лоскутные одеяла" — "сметывал" цветные кусочки и накидывал сверху кружево снежинок. Снежинки позволялось писать ученикам. Иногда в своем неповторимом мистическом стиле, когда из почти монохромного марева пространства складывался вдруг осязаемый объем храма. В той же технике Василий Ситников рисовал своих обнаженных — подмалевки тоже часто делали ученики. Они появились у художника видимо в начале 1960-х годов, система обучения была очень строгая и четкая: ученики выполняли задание, а мастер потом поправлял своей рукой. Результат труда Ситников забирал себе, подписывал и продавал охочим до сюжетов а-ля рюс иностранцам. Художники его школы теперь гордятся тем, что их труд слился с трудом учителя, а исследователи творчества художника по сей день оказываются в затруднении при определении авторства работ.
"Я могу всех научить рисовать голых баб сапожной щеткой",— любил провоцировать новичков Василий Ситников. На ученических рисуночках с выполненными заданиями он подробно разбирал ошибки, исписывая их шариковой ручкой: "А линий воопче ф природе несуществует. Атом даже и тот шарообразен!" "Наш наиглавнейший ориентир БЕЛЫЙ БЛИК". Учение обычно начиналось с "растяжек" — изображений чего-то вроде извилистых колбасок, на которых надо было распределить свет и тень постепенным наращиванием слоя белил, потом переходили к фигурам. Эти листочки можно будет увидеть на выставке.
Всего в "Наших художниках" — около сотни работ Александра Ситникова, от самых ранних, довоенных, до бескрайних полей с монастырями 1970-х годов, и еще "Воспоминание о Москве" — многофигурное полотно, которое художник писал в первые три года эмиграции.