Сергей Хачатуров. Проект с двойным гражданством. Время новостей, 13 Апреля 2006

 

Наблюдение последнего времени: лучшие с точки зрения научной подготовки и пластической режиссуры выставки делают не государственные музеи, а частные галереи. Только что в галерее «Элизиум» открылась экспозиция русского театрального авангарда 1910 20-х годов. Коллекционеры сделали проект, которому могут позавидовать крупнейшие государственные музеи, до сих пор полноценной экспозиции на эту тему не сотворившие (ни совместно, ни порознь). Буквально на днях сравнительно новая галерея «Наши художники» представила экспозицию «Русская абстракция во Франции середины XX века».

Сама галерея уникальный для России пример создания выставочного пространства высочайшего вкуса, культуры и стиля. Построил ее известный архитектор Евгений Асс, «Асс из асов», как называют его коллеги. И планировка, и материалы, и цвет, и фактура, и свет все выбрано безупречно, и в целом создается образ, достойный лучших творений Райта или Аалто. Это пространство готово принять только очень рафинированные, изысканные выставки, каковые, собственно, и делает хозяйка галереи, специалист по антиквариату Наталия Курникова.

«Русская абстракция во Франции середины XX века» ее четвертый галерейный проект. Эту связанную со знаменитой Парижской школой (заявившей о себе в 1910-е годы в столице Франции интернациональной богемы со звездами уровня Модильяни или Марка Шагала) тему достойно не представил до сих пор ни один государственный музей. А частная галерея взяла и представила, собрав в своих залах работы четырех блистательных мастеров, «русских французов» Сергея Шаршуна, Андрея Ланского, Сергея Полякова, Никола де Сталя. Работы на выставки предоставили и частные коллекционеры, и Третьяковская галерея, свои собрания русской абстракции середины XX века пока еще почти не открывшая. О русских абстракционистах с французскими паспортами, о приоритетах в галерейной политике с Наталией КУРНИКОВОЙ беседуют обозреватели «Времени новостей» Сергей ХАЧАТУРОВ и Дарья ЮРЬЕВА.

Почему вы обратились к столь непопулярной для россиян теме?

Полагаю, необходимо восполнить пробелы в истории отечественного искусства. После первой волны абстракции, ставшей одной из главных тенденций развития всего мирового искусства, советское государство вытеснило левые направления из художественного процесса страны. Осколки русской культуры авангарда сохранились на Западе. Их и необходимо изучать. Вторая волна абстрактного искусства достаточно четко проявилась в творчестве четырех живших и работавших во Франции художников: Сергея Шаршуна, Андрея Ланского, Сергея Полякова и Никола де Сталя. Они не представляли целостной группы. Стремились к выработке индивидуальной живописной концепции. И органично вписались в общеевропейский художественный контекст. Особенно выделяется Сергей Шаршун. Он самый разноликий художник, единственный русский дадаист. Для Запада все их имена очень известны, они признаны. Для нас же их творчество пока еще terra incognita.

С чем, на ваш взгляд, связано то, что эта сложная тема осваивается не государственными музеями, а частной галереей?

Мне кажется, музейщики очень скоро начнут ее осваивать, тем более что уже ясно, что вторая волна русской абстракции -- искусство мирового уровня. Эрмитаж в 2003 году во время празднования трехсотлетия Петербурга провел персональную выставку Никола де Сталя, где показал 50 работ. К сожалению, выставка не доехала до Москвы, да и в Петербурге проводилась очень короткое время. Насколько я представляю, у московских музеев существует план сделать персональную выставку Андрея Ланского. Также, но это еще неточная информация, Сергей Шаршун в сфере внимания Музея личных коллекций. А наша выставка получилась первой, и первой она получилась совершенно оправданно, потому что последние пять лет я собирала по крохам произведения этих художников на западных рынках, привозила их в Москву. Моя выставка в большей части сделана на основе частных собраний, и это замечательно.

Ваша выставка, к которой выпущен и замечательный каталог с биографиями всех четырех мастеров, написанными лучшими специалистами, в том числе Дмитрием Сарабьяновым, преследует исключительно просветительские цели, или это еще и бизнес? Можно ли приехать к вам и приобрести картину, например?

Продается очень незначительное количество работ. Выставка в основном действительно имеет просветительский характер. Как-то так получается, что мои выставки в последнее время существуют независимо от моей коммерческой деятельности. Плохо делать выставки я не умею, а чтобы их делать хорошо, подключаются вот такие идеи, некоммерческие.

Посещение вашей галереи превращается в своеобразное путешествие. Ведь галерея находится довольно далеко от Москвы, в Одинцовском районе, в деревне Борки. Не кажется ли вам, что просвещать людей удобнее в центре города, где больше народу?

Расположение галереи в значительной степени связано с тем, что в Москве достаточно тяжело создать оптимальные условия для галереи -- я имею в виду поддержание климат-контроля, освещение, большие залы, в которых бы красиво выглядели экспонаты. К тому же оказалось, что многие из тех, кто регулярно приходят ко мне в галерею, в течение года или хотя бы летом живут на Рублево-Успенском шоссе. Не будем забывать, что в районе Николиной горы, Переделкина обитает творческая интеллигенция, способная по-настоящему понять хорошее искусство. Мне приятно в числе гостей вернисажей видеть, например, великого дирижера Геннадия Рождественского с супругой пианисткой Викторией Постниковой. В галерее создается правильная и несуетная атмосфера.

Что бы вы как юрист и как человек, делающий выставки, связанные с зарубежным искусством, изменили в наших законах о ввозе и вывозе произведений искусства?

Путем корректировки таможенных процедур я бы существенно облегчила выставочную деятельность, как музейную, так и на частном уровне, тем более что на частном уровне она реально начала развиваться в последнее время. У нас процедура ввоза и вывоза произведений неоправданно усложнена. А ведь на Западе все куда проще: заплати пять процентов от стоимости и ввози спокойно. Надо вывезти тебе эти пять процентов вернут.