Ольга Кабанова. Русская беспредметность. Выставка абстрактной лирики.. Ведомости, 27 Апреля 2006

 

В этой галерее коммерческие интересы неразрывны с художественными, здесь умеют сотрудничать с большими музеями, соблюдая их и собственные интересы, здесь понимают, что культуртрегерская деятельность необходима для становления и нормального функционирования отечественного арт-рынка.

Галерея нашла собственную нишу она занимается русскими парижанами, эмигрантами первой волны, оставшимися в тени своих знаменитых друзей (среди которых были и Кандинский, и Пикассо, и Брак), возвращает их имена и в историю отечественного искусства, и одновременно на рынок. Сделав всего четыре выставки, “Наши художники” превратились из “галереи на Рублевке” в уважаемое в московской художественной среде место, и на вернисаже тут искусствоведов и музейщиков больше, чем окрестных поселян.

Выставка “Русская абстракция во Франции середины ХХ века” собрала шесть десятков работ четырех художников русской эмиграции: Сергея Шаршуна, Андрея Ланского, Сергея Полякова и Никола де Сталя. Каждый из них последовательно занимался нефигуративным искусством, исследовал чистую форму и выразительные возможности цвета. У них похожая биография родились в начале прошлого века, детьми или юношами уехали из России, трудно и долго искали свой путь в живописи, признание далось им серьезным трудом и непрекращающимися размышлениями о сути, задачах и возможностях живописи.

“Для художников-символистов красный круг означает солнце. Ничего подобного, красный круг это именно красный круг”, писал Сергей Поляков. В его лучших абстрактных композициях разрабатывается конфликт двух-трех цветов, которые причудливой формы пятнами заполняют холст.

Самая большая экспозиция на выставке у Сергея Шаршуна, завещавшего свои работы Третьяковке, 16 из них впервые показывают на этой выставке. У Шаршуна есть и большие, почти монохромные полотна, посвященные музыке, и камерные, очень изящные вещи на грани абстрактного и фигуративного искусства. Очень смело работал с цветом Андрей Ланской, составлявший картины из бури цветных мазков.

Пожалуй, его работы на выставке самые яркие, радостные и декоративные. Особенно в соседстве с шестью композициями Никола де Сталя, очень сильными и довольно мрачными. Художник страдал депрессиями и признавался, что живопись для него — верное средство освобождения от тревог.

Выставка “Русская абстракция” доставляет удовольствие ритмичные цветные пятна и мазки действуют на физиологическом уровне, но и дает впечатления для размышлений. В каталоге выставки в каждой статье, посвященной одному из ее героев, ставится вопрос могли ли образы раннего детства, русские воспоминания повлиять на художественное видение Шаршуна, Ланского, Полякова и де Сталя, которых в мире считают художниками “парижской школы”, европейцами.

В общем, вопросы эти остаются открытыми, но невозможно не заметить русскость этих абстрактных картин, написанных под прямым влиянием великих французов ХХ в. В чем именно она проявляется, сразу не скажешь, то ли в лиричности, то ли в особой серьезности, с которой эти работы создавались, то ли в стремлении художников постичь законы гармонии и поймать вибрацию материи. Но видно, что в этих беспредметных композициях больше национального, чем во многих сентиментальных пейзажах с березками, написанных в слезливой немецкой традиции.