ТАРХОВЪ (6+)

19 февраля - 26 апреля 2015

 Николай Тархов - один из главных русских импрессионистов, его имя должно было бы стоять в одном ряду с Константином Коровиным и Игорем Грабарем, если бы не безвозвратный отъезд за границу в самом начале творческой карьеры. Такая же судьба постигла и других прекрасных русских художников, например Дмитрия Стеллецкого. Почитаемые самыми сведущими в искусстве современниками, они не обрели заслуженного внимания в наши дни. Между тем, произведения Николая Тархова присутствовали в собраниях знаменитых современников – деятелей искусства и коллекционеров: С.Дягилева, И.Трояновского, Ф.Шехтеля, М.Цейтлина, В.Гиршмана, М.Ротшильда, А.Дерена, галерей «Друэ», «Бернхейм» и др.

В 1910 году Сергей Маковский писал в журнале «Аполлон»: «Тархов ‑ подлинный живописец; краски для него ‑ самая сущность природы; только в них и через них видит он формы и ритмы жизни. Все равно, изображает ли он парижский бульвар в солнечный день, или праздничную толпу предместья, или белых коз на зеленом лугу, или темноволосую женщину, склонившуюся над розовой спящей девочкой, или огромную оранжевую дыню между пучками овощей, или золотую отмель моря, ‑ он хочет, прежде всего, богатства, силы, звучности красок».

12 лет назад при нашем участии в Государственной Третьяковской галерее была проведена большая ретроспектива этого мастера (около 100 произведений). В начале 2000-х годов его работы были представлены лишь в некоторых музеях (например, ГТГ, ГРМ и ряде областных) и почти отсутствовали в частных собраниях. Выставка в ГТГ позволила основательно познакомиться с его творчеством и широкой публике, и специалистам.

Прошло время, имя Николая Тархова стало узнаваемым, особенно на волне открытия искусства русской эмиграции, а также и неизменного интереса к живописи импрессионизма.

Мы предлагаем взглянуть на Николая Тархова глазами его современников. На выставке «Тарховъ» мы показываем 40 работ из частных собраний, многие из них были известны ценителям искусства начала ХХ века и имеют блестящую историю бытования – отбирались для участия в выставках самим художником, описаны в статьях, воспроизводились в журналах, например, «Золотое Руно», побывали на стенах галереи знаменитого парижского маршана Амбруаза Воллара. Наш каталог издан в память журнальной традиции начала ХХ века, наши авторы - Александр Бенуа и Сергей Маковский. Их статьи в газете «Речь» и журнале «Аполлон» отправляют зрителя в 1910-й год, к живой полемике критиков, защищающих  искусство, свободное от литературщины, «без готовых фраз», «огненное, восторженное отношение к делу».

При подготовке экспозиции мы уточнили названия по этикеткам и подписям на оборотах картин, спискам выставки Воллара и публикациям того времени.

Александр Бенуа: «Рядом со звенящими аккордами Тархова, его звонкой желтизной, его откровенными восторгами от синих, красных и зеленых красок, не только Волковы и Клеверы покажутся окончательно плохими <…> Отчего бы кому-нибудь не послушать меня, не попробовать выбросить из своих комнат всякую дрянь, что висит и кривляется на стенах у них  <…> а вместо того повесить ликующие картины Тархова». Интересно, что позднее и Казимир Малевич обращал внимание на  «стихию движения цветовых элементов» Тархова, сравнивал ее с живописным опытом Клода Моне.

БИОГРАФИЯ ХУДОЖНИКА

Родившись в купеческой московской семье, Тархов пытался поступить в Московское училище живописи, ваяния и зодчества, но неудачно. На экзамене познакомился с П. Кузнецовым. Начал работать в мастерской К.Коровина совместно с П.Кузнецовым, П. Уткиным, Н.Милиоти, будущими «голуборозовцами». В 1899 выехал за границу, и после кратковременного пребывания в Мюнхене поселился в Париже. С начала 1900-х Париж становится главным объектом для создания картин-впечатлений Н.Тархова. Натурный пейзажист, он формирует здесь свое неповторимое лицо. Нерв города, движение его улиц в будни и праздники, ночная и дневная жизнь Сены, магический Нотр-Дам находят свое выражение в блестящем цикле колористических экспериментов. Исследовал открытия фовизма, искал возможности синтеза импрессионизма и фовизма.

Художник активно участвовал в выставках: с 1901 по 1926 год  17 раз – в Салоне Независимых, в 1903 экспонировал свои работы на 2-й выставке работ «36-ти художников», Москва, а также в выставке Национального общества изящных искусств, Париж. В 1903-1910 состоял членом «Союза русских художников», в ядро которого вошли главные участники объединений «Мир искусства» и «36 художников», и участвовал почти во всех выставках «Союза». В 1904 впервые участвовал на Осеннем Салоне, где экспонировал свои работы ежегодно до 1913, а затем в 1919-1921 и 1923-1930. 15 картин Тархова были выставлены на 12-м салоне «Свободной эстетики», Брюссель (1905).

В 1906 состоялась первая персональная выставка художника в галерее на ул. Лаффит, 6 у  Амбруаза Воллара. 72 полотна широко представили французской публике русского художника. Успех выставки обернулся разрывом отношений с Волларом. Жесткие условия маршана возмутили художника, и ссора в дальнейшем отразилась на карьере Тархова. Но тогда Тархов продолжал успешно выставляться: С.Дягилев включил 17 работ Тархова в состав выставки «Два века русского искусства», организованной в рамках Осеннего салона в Париже (1906). Эта выставка переехала в Берлин, в 1907 году ‑ на Венецианскую Биеннале. В русской печати, сообщавшей об успехе выставки, имя Тархова стояло в одном ряду с И. Грабарем, М. Ларионовым, К. Юоном.

В 1907 Тархов был избран членом правления Осеннего салона с правом ежегодно выставлять 10 работ. В своем творчестве все больше обращался к изображению животных, цветов и деревенских видов, часто бывая в предместьях Парижа – Орсэ и Валле-де-Шеврёз. По решению Совета Третьяковской галереи в 1908 была приобретена картина «Козы на солнце» (1904), эта работа по сей день занимает место в постоянной экспозиции музея.

Успешно провел персональную выставку в галерее Друэ, Париж (1909), на которой представил 67 картин и 31 рисунок. На выставке Национального общества изящных искусств экспонировал рисунки. В конце года переехал на ул. Мэн, 6 на Монпарнасе. Вид из окна новой мастерской в разных состояниях природной освещенности воплотился в серию полотен. В 1909 ‑ 1910 годах активно участвовал в российской художественной жизни: по приглашению С. Маковского, критика и редактора-издателя журнала «Аполлон», Тархов экспонировал работы на «Выставке живописи, графики, скульптуры и архитектуры» (Салон, 1909), собравшей все самое яркое в искусстве тех лет. Представил работы на выставке «Золотое руно» (1909/1910) и на «Интернациональной выставке картин, скульптуры, гравюр и графики» В. Издебского (1909/1910, Одесса–Киев-Петербург-Рига), на выставке современного искусства в Екатеринославе (1910). В октябре–ноябре 1910 состоялась первая персональная выставка Тархова в России в Петербурге в редакции журнала «Аполлон», инициатива принадлежала С.Маковскому, он же написал статью о творчестве художника. Публика увидела около 100 произведений Н.Тархова. В газете «Речь» вышла статья А. Бенуа, в которой он отмечал самостоятельность, искренность и свежесть его искусства, высокую живописную культуру: «Тархова узнаешь в парижских салонах среди тысяч картин сразу. Начиная от его нервной, нередко даже судорожной манеры, кончая его тоном, горячим, ярким, именно «звонким», все лучшее в нем принадлежит ему и только ему. <…> Тархов даже в Париже, даже рядом со своими вдохновителями – французскими импрессионистами, блещет мастерством, кажется не менее жизненным, нежели лучшие из них». С выставки в «Аполлоне», по рекомендации Валентина Серова Третьяковская галерея приобрела живописные работы «Рынок в предместье Парижа» (1907) и «Материнская нежность» (1909-1910). Тогда же Русский музей приобрел полотно «Гармония в розовом» (1909). К этому времени произведения художника находились во многих частных русских, французских и немецких собраниях. Три полотна были приобретены французским правительством для Люксембургского музея.

В 1910/1911 гг. после раскола «Союза русских художников» вышел из его состава, стал членом и одним из учредителей нового «Мира искусства». Участвовал в его выставках в 1911-1913, Москва-Санкт-Петербург, и в 1912, Прага. Вместе с петербургскими и московскими художниками представлял русское искусство на Международной выставке в Брюсселе. Выставка Н. Тархова, собранная С. Маковским, переехала в Германию (галерея Шамес, Франкфурт-на-Майне), ‑ там имя художника было уже хорошо известно, и она имела успех.

В 1911-м переехал вместе с семьей в Орсэ, предместье Парижа, где под впечатлением живописных окрестностей создал ряд картин-панорам, среди них «Валле-де-Шеврёз» (1910-1912). В 1910-е излюбленными мотивами стали сельский труд, сцены из деревенской и домашней жизни.

В 1910-е годы известная оторванность от столичной жизни, а затем и Первая мировая война сократили участие в выставках. Сложный характер художника, его систематическое противостояние маршанам, падение спроса на искусство в целом, сдвиг общественных вкусов в сторону авангарда, «искусства от ума», ‑ все это неизбежно сказалось на материальном положении художника и его семьи.

5 июня 1930-го года Николай Тархов умер в Орсэ. В этом же году в рамках Осеннего салона прошла небольшая ретроспектива художника (12 произведений).