Работа над орнаментом

13 февраля - 20 апреля 2014

В начале ХХ века орнамент оказался как никогда востребованным. Запрос на его развитие предъявили сразу несколько жанров искусства – книжная и журнальная графика, театр, интерьерный дизайн, архитектура, мода. Свежие художественные силы направились изучать и перерабатывать накопленные историей идеи орнамента.
«Ты не можешь себе представить… как высоко стоит царь всех художеств и поэт всей пластики – ОРНАМЕНТ (я, по крайней мере, кричу об этом направо и налево) – становится, выражаясь по-российски, краеугольным камнем всего движения…» (Лев Бакст).
Орнамент серьезно занимал таких художников, как М. Врубель, Е. Поленова, М. Якунчикова, С. Малютин, И. Билибин, С. Чехонин, Л. Попова, О. Розанова, В. Степанова. Среди них была и Наталья Гончарова. Еще в начале 1910-х годов она работала над узорами обоев для Московской обойной фабрики и эскизами тканей для дома моды Надежды Ламановой. Талантливое использование русских орнаментов составили ей славу как художнику-оформителю Русских сезонов Сергея Дягилева (постановки «Золотой петушок», 1914; «Свадебка», 1915-1923). В ряде живописных произведений Натальи Гончаровой 1900 – 1910-х годов существенно содержание элементов орнаментов.
Не менее увлеченно художница занималась разработкой узоров и в 1920-е годы - в области моды и интерьерно-декорационном искусстве. Профессия декоратора давала заработок, в то же время постоянное изучение узоров было занятием желанным и серьезным. Богатая библиотека Ларионова и Гончаровой обеспечивала источниками для создания декоров, в ней были подобраны труды по истории национальных орнаментов многих стран и эпох, в том числе по крестьянской вышивке, церковному облачению, архитектурному орнаменту и оформлению рукописных книг.
В 1920-е годы Европа вновь проявляет интерес к японскому искусству, развивая его мотивы в ар-деко, а у художников возникают контакты в Японии, и 16 эскизов, представленных на выставке, содержат целый ряд узоров в духе катагами. Здесь также присутствуют английские пейсли с «огурцами», перекочевавшими из индийских орнаментов, созвучные украинской набойке, так хорошо знакомой Наталье Гончаровой. Разработанные орнаменты выглядят, как небольшие произведения, стильные, уравновешенные и самодостаточные. Неудивительно, что эскизы происходят из собрания Сергея Лифаря, эстета, ценителя искусства и крупного коллекционера, дружившего и сотрудничавшего с художницей, каждый лист носит печать его личного собрания.
По мнению исследователей Николетты Мислер и Джона Боулта, эскизы предназначались для росписи стен с помощью трафаретов, для обоев, а некоторые из них, возможно, – для печати на ткани.
Другую часть выставки составляет работа над орнаментом, проведенная галереей «Наши художники». Она связана с практическим воплощением эскизов тканей еще одного крупного русского художника - Льва Бакста. В 2013 году в галерее с большим успехом прошла выставка «Лев Бакст: открытие материи», на которой были показаны 33 эскиза, созданные художником для американской шелковой мануфактуры. Уникальная коллекция стала подлинным открытием для российской публики. А теперь с ней произошло то, что должно было случиться 90 лет назад, но не случилось из-за внезапной смерти автора, – лучшие рисунки легли на ткань. На итальянской фабрике отпечатаны эксклюзивным тиражом в 50 экземпляров 16 эскизов, реализован основной потенциал этой коллекции.